perlamudr

пост о тщете человеческих границ и коварстве речного меандрирования


Взглянув на эти скриншоты с гуглмапс, вы поймёте, почему проводить границы по равнинным рекам не самая лучшая идея.

Вот это безобразие находится на границе России с Белоруссией


А это — на границе Сербии с Хорватией

Collapse )
perlamudr

Случай в Зюзино-парке

Непроглядым ноябрьским вечером 2007 года я шёл домой от метро. Видимо, возвращался из гостей или с какого-то мероприятия, потому что был немного (чуть-чуть) навеселе. У метро я приобрёл бутылку пива Carlsberg — расстояние от Каховской до дома в те годы составляло в точности одну бутылку (с годами оно немного удлинилось, но только в пивном эквиваленте). Я упомянул марку неслучайно. Вам, может быть, всё равно, а мне важно, что в тот вечер я пил именно Carlsberg, а не вульгарное Клинское или Золотую бочку. В рюкзаке у меня болтались лишь два Доширака, свиной и куриный, зато в руке был благородный Carlsberg, а помыслами я и вовсе находился в далёкой Новой Зеландии, куда должен быть лететь буквально через неделю.

Я прошёл уже больше половины пути и свернул с Каховки в Зюзино-парк, тогда ещё не озарённый заботливым собянинским светом. Этот участок маршрута пролегал в кромешной темноте, устланной осклизлыми кленовыми листьями. И когда я погрузился, так сказать, в самое сердце тьмы, за моей спиной послышался нарастающий топот. Недобрый топоп — это я понял сразу. Пиво к тому времени уже почти закончилось, и я моментально переосмыслил бутылку в качестве холодного оружия. Не скрою, что и ранее задумывался о такой возможности, ведь Москва не самый безопасный город, а Зюзино не самый безопасный её район. Но тут нужно было действовать решительно. Топот был прямо за спиной. Я развернулся, одновременно воздев над собой бутылку, — и опустил её на голову преследователя. Но удар оказался смазанным, поскольку я уже падал под его весом. Мгновенно из кустов появился сообщник, поднял мою бутылку и красивым ударом разбил мне об голову. «Украли идею!» — сокрушался я, когда грабители снимали с меня рюкзак и рылись по карманам.

Впрочем самой значительной потерей оказался паспорт: восстанавливать его достаточно долго и мучительно. Но это было потом, уже после Новой Зеландии. А на следующее утро я первым делом пришёл на место происшествия, сфотографировал осколки и сделал публикацию в Живом Журнале. И, разумеется, по полной огрёб соболезнований. Хотя, в общем-то, хотел похвастаться новым жизненным опытом.

В 2013 году на месте происшествия появилась мемориальная клумба. Но нынче нет уж и её. О, скоротечность бытия!

perlamudr

СКЕЛЕТ В ШКАФУ (версия 2019)

Одно из моих немногочисленных дошкольных воспоминаний такое. Старшие мальчишки играют в футбол каким-то странным мячом. Приглядевшись, я понимаю, что это череп. Настоящий человеческий череп, который, видимо, где-то вымыло по весне. Ценность этого предмета очевидна сразу. Он мог бы стать жемчужиной моей «Коллекции всякой всячины», как называла её мама. Вообще-то я специализировался на окаменелых моллюсках мезозоя и палеозоя — в Москве они повсюду, почти в каждой песочнице. Но, собирая белемниты и аммониты, втайне мечтал о чем-то более весомом, разумеется, о костях динозавров. Недостижимая мечта. Однако человеческий череп мог бы послужить неплохой заменой. Но эти варвары безжалостно пинали ценный экспонат, забрать его не было никакой возможности. От досады я чуть не плакал, а может, и плакал. На следующее утро выбежал во двор пораньше... и тут уж точно разрыдался: череп был разбит на мелкие кусочки.


В 80-х мы несколько лет жили в Чехословакии, где отец работал по внешнеторговой линии. Не помню, когда я впервые побывал в Костнице — знаменитом оссуарии (костехранилище) на окраине средневекового города Кутна Гора. Почему-то вспоминается, что нас туда возили на экскурсию из пионерского лагеря, но, вероятно, это ложное воспоминание. Представьте себе советских пионеров в интерьере, который сделал бы честь любому хоррору: огромные пирамиды из черепов, четырёхметровая люстра, в которой использованы все кости человеческого тела, гирлянды из костей по стенам и даже алтарь из человеческих останков.


Collapse )
perlamudr

не всё идёт по плану

Я ни разу не был на концерте Егора Летова, хотя всегда был большим фанатом ГО. Лишь один раз попытался увидеть его вживую, но потерпел занятную неудачу.

Шел 1996-й, Летов поддерживал коммунистов. Рита Шарапова , которая тоже их поддерживала, сказала мне, что в театре на Таганке (под руководством коммуниста Губенко) будет большой сборный концерт за Зюганова. В том году ожидались президентские выборы. И Летов тоже был заявлен в программе концерта. Рита достала пригласительные билеты.

Пришли мы на тот концерт. Очень странное было мероприятие: выступали вперемежку актеры, клоуны, панки из подворотни, трио из филармонии, Геннадий Зюганов, Юра Шатунов, какие-то барды и т.д. И публика соответствовала: на переднем ряду сидели дети — очевидно, училка-коммунистка привела целый класс. На заднем ряду сидели солдаты — целая рота. А между ними — чиновники в костюмах, безумные старушки в тельняшках и панки с ирокезами, пришедшие, как и я, на Летова.

Слушать выступающих было довольно невыносимо, но я решил потерпеть до Летова. Когда трио из филармонии, все во фраках, затянули "Дорогой длинною, да ночкой лунною", на сцену вышел Губенко, руководитель театра, и стал как-то потерянно слоняться вдоль задника. Очевидно, он хотел к микрофону, но не решался прервать артистов. В конце концов, видимо, они поняли, что что-то не так, и закруглились, не допев один куплет.
— Дорогие товарищи, — обратился Губенко к залу, — это, несомнено, провокация наших идеологических врагов, но... В общем, в милицию поступило сообщение, что театр заминирован. Я уверен, что это ложь. Но есть правила, и я попрошу вас без паники...
Что он говорил дальше, я не услышал, поскольку всё вскочило и понеслось к выходам. Ну и я тоже. Было понятно, что концерт окончен.

Дело было ранней весной, поэтому осталось еще получить пальто из гардероба. Но стоя в очереди, я обнаружил, что потерял номерок. Кажется, впервые в жизни. Строгая гардеробщица сказала мне, что эвакуация эвакуацией, но пальто я получу последним, когда все остальные разберут. Опять же: правило такое.

И вот я слоняюсь в одиночестве по стремительно пустеющему фойе, наблюдаю за деятельностью минёров с собаками и специальными ящиками для бомб. И тихонько напеваю "Всё идёт по плану".
perlamudr

Римские каникулы с афроитальянцами

(впервые было опубликовано здесь: https://www.gazeta.ru/social/2016/01/15/8023043.shtml )
Один из главных страхов туриста за рубежом — быть ограбленным или обокраденным. Ведь в результате человек остается не только без денег, но зачастую без документов и связи в чужом городе. В такую ситуацию попал и читатель «Газеты.Ru» Алексей Тиматков. На личном опыте он рассказал, что следует делать в таких случаях.
Collapse )
perlamudr

майский христос

Лет двадцать назад мы с родителями приехали на дачу. Буйные травы плясали на ветру, еще не подозревая, что вскоре будут безжалостно скошены.

Я заслышал знакомую трель певчего кузнечика (Tettigonia cantans, которого многие незаслуженно называют саранчой, с бурым треугольником на загривке) и ринулся на его поиски.

Но в траве лежали скрытые от взора доски. С большими ржавыми гвоздями. И так вышло, что первый из моих шагов пришелся на один гвоздь, а второй (когда я уже взвыл от боли, но по инерции продолжал движение) на второй.

Доктор в нарофоминском травмпункте, увидев две пронзенные гвоздями ноги, заподозрил меня в причастности к некоей христианской секте, и разубедить его, видимо, так и не удалось.
perlamudr

Со сломанной ногой по Адриатике

Однажды ночью я упал с кровати и сломал ногу. Это было восемь лет назад, в Загребе.

Мы с Павлом Шорохом только что прилетели в Хорватию, чтобы на следующий день вылететь в Сплит, откуда начиналось наше адриатическое путешествие на яхте с Алексеем Тихоновым и другими замечательными людьми.

В загребской больнице мне сказали, что эта кость сама не срастётся и нужно делать операцию, привинчивать металлическую скобку. Спросили, готов ли я задержаться в Загребе на пару неделек. Я ответил, что через три часа у меня самолёт, на который я опаздывать не намерен. Врач пожал плечами, и мне слепили роскошный гипсовый сапог. И мы полетели к морю.

Лёха (он же шкипер), конечно, несколько офигел, увидев меня в гипсе. Нужно понимать, что на яхту и с яхты можно попасть только по узенькой наклонной деревяшке, называемой мостиком. А упасть в гипсовом сапоге в воду – это, считай, верная смерть. Поэтому Лёха постановил, что снимать спасжилет мне дозволяется только в каюте.

Товарищи помогли смастерить в дополнение к сапогу чудесную калошу из пенополиуретанового коврика, обмотанную серебристым строительным скочем. В этой экипировке я провел всю неделю и прошёл по Хорватии пешком в общей сложности километров двадцать. А на операцию лёг уже в Москве.

Любопытно, что год спустя я сломал себе вторую ногу – при ещё более удивительных обстоятельствах. Но это уже другая история.
Collapse )
perlamudr

Доктор Ливси у нас в заложниках

Дело было в начале 2000-х. Из семейства Р-вых двоих уже не было в живых (убийство, героин), а оставшиеся двое всё ещё вели неравную битву с алкоголизмом.

Мне позвонила тётя Л. и попросила срочно приехать: у Н., по ее словам, началась «белочка». Я подорвался и уже через пару часов был в Царицыно. Кроме меня приехал С., тоже из приятелей детства.
Н., действительно, выглядел неважнецки: он лежал на спине и делал руками в воздухе странные пассы. Порой что-то бормотал, но не отзывался и никого не узнавал.
— Тёть Люсь, надо скорую, — резонно постановил С.
Collapse )
perlamudr

зимнее

Все-таки зима в России может быть прекрасной. Но для этого нужно много алкоголя и приключений (хотя бы субъективно воспринимаемых как таковые)

Вот, например, однажды я проснулся на бильярдном столе в окружении разноцветных шаров под пятиметровым потолком с лепниной у Лёхи Тихонова. Это было, очевидно, наутро после его дня рождения, 2-го декабря.

А как-то мы с Машей шли в гости к Флёр. Вечер был типа "зимняя сказка": огромные снежинки оседали в свете фонарей, и деревья походили на вертикальные сугробы. Мы шли, нежно держась за ручку, наш роман только начинался. Машу заинтересовало что-то, свисавшее из древесной кроны, и она протянула руку вверх. В тот же миг у меня помутнело в глазах и все затряслось: это был оголенный провод, а я оказался крайним звеном в электрической цепи.

А однажды был день рождения приятеля, на даче его родителей. Родителей не было, пылал камин, играл Элвис, один из гостей в грациозной пляске явно подкатывал к девушке именинника. Потом была ночная прогулка, пьяного именинника водрузили на некую конную статую; он с трудом восседал на ней в ореоле морозных блесток; по возвращении именинник все-таки отпиздил танцора; потом я засыпал и робко поглаживал какую-то девушку. Но главное было наутро: в одиночестве я ехал на автобусе в Москву, и валил совершенно волшебный снегопад, из тех, которые демонтируют пространство и уносят куда-то очень далеко.

Или Новый год у нас на даче, когда я вышел из бани и, раскинув руки, упал спиной в сугроб. И лежал, не чувствуя холода, но ощущая спиной погружение в снег, который еще несколько минут протаивал подо мной